«Сталин. Live» стоит особняком среди всех предыдущих экранизаций не потому, что этот фильм первым спустя две эпохи широкомасштабно реабилитирует вождя всех народов, а потому что впервые по-настоящему оживляет Сталина, наделяет его всей полнотой человеческой личности. Сталин в исполнении Гиоргобиани дышит и чувствует, он по-настоящему жив. Прежние кинокартины о Сталине создавали образ вождя как объект, в котором угадывалась целая палитра чужих рефлексий, отказывающая Сталину в самостоятельном бытии вне изначально прописанного контекста. Любомиров же воссоздал Сталина прежде всего как субъект, как чувствующую душу. «Сталин. Live» представляет зрителям не просто психологию Сталина, а Сталина как психологию, и с этим очень трудно поспорить. Действие фильма переносит зрителя в февраль 1953 года, где мягкий полумрак кабинетов «ближней дачи» в Кунцеве настраивает доживающего век вождя на переосмысление всей своей жизни. Высокое богословие, безумная конспирология, реалии московских буден и московских слухов периода 1952–1953гг. переплетены в единый композиционный букет. Сталин сравнивает ядерную бомбу со звездой Полынь из Откровения св. Иоанна Богослова и тут же вспоминает, как Роберт Оппенгеймер был завербован лично им самим и Берией ещё в 1939 году. В каком-то смысле авторам «Сталин. Live» удалось найти нужный формат реальности между тем, что было, и тем, что могло быть. Никто точно не знает, о чём именно думал Сталин в свои последние месяцы, но народная память какой-то тёмной интуицией способна догадаться, о чём именно. Сталин в сериале подобен невидимой «чёрной дыре», скрывающей тайну своего исторического бытия, но обнаруживаемой именно по полю её притяжения. И это один из самых неожиданных успехов фильма. Простой народ в «Сталин. Live» персонифицирован в образе прислуги Сталина Валентины Истоминой. Между нею и вождём вспыхивает какое-то сложное чувство наподобие платонической любви. Правда, эта любовь со стороны Валентины временами становится жертвенной, когда она, замужняя женщина, вынуждена из-за недовольства вождя сделать аборт. Справедливости ради нужно признать, что Сталин испытывает раскаяние (возможно, этим авторы фильма намекают на истинную причину исторического запрета Сталина на аборты в СССР). Впрочем, это не мешает Валентине пережить трагедию и тайком ото всех крестить фотографию Сталина перед сном. Облетевший в 1941 году Москву самолет с иконой на борту – это легенда, но легенда, которая переживёт века. А вместе с ними и любую реальность. Только веря в эту легенду, можно понять Сталина в этом фильме, который всё время намекает: «Мои родители учили меня жить по законам Божиим...» Нужно хорошо понимать, что это не утверждение, а принцип возвращения. И Сталин в сериале Любомирова совершает это возвращение, шокирующее как «патриотов», так и «демократов». Вождь подходит к шкафу в своём кабинете, достаёт оттуда икону Георгия Победоносца и говорит с характерным грузинским акцентом Давида Гиоргобиани: «Мы исполним волю Пресвятой Богородицы: выпустим из тюрем священников, откроем семинарии и духовные академии, откроем все храмы... И спасена будет Россия!» После этого Сталин достает из шкафа склянку с бесцветной жидкостью и окропляет ею окружающее пространство со словами: «Во Христа крестихомся! Во Христа облекохомся! Во имя Отца и Сына, и святаго Духа! Аминь!». Сложно сказать, что именно двигало авторами «Сталин. Live»: желание открыть всему миру «другого Сталина» или попытка увидеть за фигурой Сталина нечто большее, чем можно ожидать. Но одно можно понять уже сейчас: Сталин чудовищен ровно настолько, насколько чудовищны мы, и велик ровно настолько, насколько велики мы. И нашей эпохе, когда в год Россия теряет по миллиону жизней, а декретный отпуск у женщины составляет три года, наверное, есть чему поучиться у людей военного времени, когда декретный отпуск составлял только четыре месяца, а численность населения страны почему-то увеличивалась на миллион в год. К Сталину всегда будет очень много претензий. И «Сталин. Live» их вряд ли аннулирует. Но иногда нужно понять, что иначе нас всех могло ждать гораздо более страшное небытие, чем временные ужасы ГУЛАГа, разгул кровавого большевистского хаоса и всеобщей апостасии. И вспомнить тихие слова Иосифа Сталина из сериала «Сталин. Live»: «Это ложь во спасение. Надо только потерпеть, только потерпеть...».